Интервью Субботина про ПКИ

Субботина, он отвечает критикам о том что де «99.9999% самолета не русские» и «все пропало»

Самолет мы разрабатывали сами, с нуля. Заимствований в нем нет. Да, действительно, в нашем проекте задействовано более 40 поставщиков систем и комплектующих из 10 стран мира. Этого потребовал рынок, необходимость сохранить экономическую эффективность проекта с точки зрения бизнеса. Использование западных систем и комплектующих – лучших решений современного авиастроения – сокращает сроки разработки, что принципиально важно с точки зрения своевременности выхода на рынок, облегчает сертификацию по международным нормам и организацию системы послепродажного обслуживания. Но все системы поставляются российскому интегратору. И интеллектуальная собственность на сам самолет остается в России.

Какой критерий Вы предлагаете применить к разделению усилий по созданию самолета – стоимость отдельной системы, трудоемкость или интеллектуальный вклад? ГСС в этом проекте – интегратор, компания, отвечающая за весь самолет в целом перед авиакомпаниями. И именно поэтому это русский проект – в той же мере, в какой Boeing делает американские самолеты, Airbus – европейские, а Bombardier – канадские. И горько видеть, что в то время, как весь мир говорит о «российском» самолете, дома его не хотят считать своим.

Что это дало нашему авиапрому? Россия в лице ГСС получила на этом проекте уникальные компетенции мирового авиапроизводителя – управление программой, как единым организмом, в котором все компоненты (маркетинг, проектирование, поставки, производство, финансирование, продажи, послепродажное обслуживание) составляют единое целое. «Сухой» вложил в техническое перевооружение своих производственных площадок в Комсомольске и Новосибирске 200 миллионов евро, создав там современные высокотехнологичные производства, на которых работают местные специалисты.

За счет распределения усилий мы, как интегратор, преодолеваем технологическое и производственное отставание 90-х – впервые за 20 лет мы выпускаем новый высокотехнологический продукт – региональный самолет. Сложно ломать себя и привычные наработки, сложившиеся за долгую профессиональную жизнь, но я по опыту проекта SSJ100 могу искренне пожелать и посоветовать российским участникам этого рынка попробовать пойти по нашим стопам – это сильно повышает шансы на глобальном рынке. http://lenta.ru/conf/superjet/

Читайте также:  Реальный налет на парк Ан-148

… у боинга 787 тоже 90% узлов и агрегатов — НЕ сделаны в США. Мало того, даже около 70-80% планера тоже будут делаться вне пределов США. И крылья — в японии, и половина секций фюзеляжа — япония, и хвостовое оперение — италия, двери — франция, и киль — все «не американское». Значит, согласно логике критиков ССЖ — и Б787 — не американский самолет? Тоже можно сказать и про Айрбас.

ПКИ не главное в изделии — самолете. Есть еще такая «мелочь», создаваемая в России, как собственно самолет — его дизайн, планер, аэродинамика, авторские права на сам самолет, чертежи, все детали соеднинения систем, технологич. процесс сборки, контроль поставщиков, менеджемент, риск за весь проект, прибыль и тд и тп. Не говоря уже о тысячах деталей планера, его сборки на разных заводах в России.

Двигатели? Их делают в Рыбинске, в СП 50% которого принадлежит российской фирме Сатурн. Испытания и движков, и всего самолета — делаются в России. Часть тренажеров и ПО для FFD-D — сделано в России. Програмное обеспечение CДУ Суперджета тоже русское. Система послепродажного обслуживания, продления ресурса, кастомизации, ПО для авиакомпаний и пр и пр — будет делаться или в России или совместно Италия-Россия.

Ответрочная сборка — это когда иностранная компания, придумавшая свое изделие собирает его на нашей территории чтобы уменьшить таможенные платежи. Суперджет создан и контролируется русской компанией Сухой и поэтому это русский, «наш», самолет, даже если бы в нем все, вплоть до последнего куска алюминия было импортным.